Это интересно!

52 362 подписчика

Свежие комментарии

  • Валентина Батурина28 февраля, 12:36
    Ваши фото военных и послевоенных лет . Приблизительно 1943 - 50 - й годы. Стройка началась при Хрущёве, там использо...Эксплуатация женщ...
  • Елена Стрельцова28 февраля, 12:16
    О как) Я, например,работаю на мужской работе,наравне с мужчинами, почти 20 лет уже. И зарплата у меня для нашего горо...Почему женщины вы...
  • Людмила Редько28 февраля, 11:02
    Тема американской медицины хорошо раскрыта в американском же сериале "Во все тяжкие" . Не надо такого счастьяОб американской м...

Москва пахнет клубникой

По Петровке шла женщина. Высокая, плечистая, пропащая. Её некогда белое пальто было облёвано накануне то ли самой женщиной, то ли её собутыльниками. Женщину звали Настей.

Москва пахнет клубникой
Фото: Соцсети

Вчерашний день и последующую за ним ночь Настя помнила смутно.



Да, пили. Был повод, даже два: у Насти дочь вышла замуж, а у Михалыча умерла мать. Насте запретили появляться на свадьбе, Михалычу -- на похоронах. 


Собрались у палатки с колбасами за Курским вокзалом.



«Я мать! Я её родила! Я что алкашка какая-то? Все бухают, а Кулакова с бокалом шампанского -- сразу алкашка», -- плакала Настя, допивая второй стакан.

Пришла Машка, потом -- Виталик, а с ним -- толстая и некрасивая девка, которая подчёркнуто не курила.

«Я раньше тоже не курила. Только кальян», -- зачем-то поведала девке Настя, выпуская изо рта табачный дым. 

«Эй, ты!  Не видишь, что ли: человек не курит? Ты кто такая -- в лицо некурящему человеку дымить?» -- ни с того, ни с сего взъелся на Настю Виталик, схватив её за грудки.

«Кто я такая? Я?! Я балерина! Я великая русская балерина! Я танцевала на всех сценах мира!» -- попыталась отчеканить Настя, но язык её уже предательски заплетался. Она посмотрела Виталику прямо в глаза, но дым всё-таки выпустила вниз.

 

Виталик отступил, презрительно посмотрел на Настю и сплюнул: «Ага, балерина. От слова «балять». 

Все загоготали: и Михалыч, и Машка, и Виталик, и его толстая и некрасивая девка. Настя отхлебнула коньячного напитка и тоже рассмеялась. 

Потом ещё пили, закусывая шоколадкой и купленным по акции сервелатом. Настя развеселилась, скинула сапоги, показала друзьям искривлённые стопы с шишками и гордо произнесла: «Так выглядят ноги русской балерины!» 

После она, кажется, крутила пируэт. Все хлопали и смеялись. Это было приятно.

В какой-то момент Настю рвало, а из-под ног уплывал почему-то уже кафельный пол. «Откуда на улице кафель?» -- то была последняя мысль, которую Настя помнила.



И вот теперь -- утро, Петровка, и вокруг -- никого: ни машин, ни людей. Одна она -- великая русская балерина -- в чистом и пустом городе. Странно, необычно, и в воздухе пахнет клубникой. 

«Москва пахнет клубникой», -- подумала Настя, не заметив, как дошла до Большого театра. «А я здесь танцевала», -- произнесла она вслух себе самой.


«Я знаю», -- услышала Настя у себя за спиной мягкий женский голос и обернулась. В двух шагах от неё стояла дама. Нет, не дама в смысле «женщина», а самая настоящая дама.

Княгиня, графиня, королева -- Настя с перепоя не могла подобрать слов, передающих всё великолепие стоящей перед ней женщины.

Женщина была одного с Настей роста: высокая, статная, тоже -- в белом пальто -- только новом, шикарном и безукоризненно чистом. На вид даме было чуть больше шестидесяти. Её седые волосы были собраны в благородный пучок, перевязанный светло зелёной шёлковой лентой: в тон глаз, наверное.


«Анастасия», -- представилась Настя и зачем-то поправила волосы.

«Я знаю. Меня тоже зовут Анастасия», -- ответила богиня. Её голос вдруг показался Насте ужасно знакомым. Она слышала его много раз.



«Вы здесь работаете?» -- спросила Настя, кивнув в сторону театра.

«Главным балетмейстером», -- утвердительно кивнула женщина, и протянула Насте холёную руку. На одном из её пальцев сверкнул большой, яркий и очень чистый изумруд. -- Анастасия Викторовна Кулакова».

Настя хотела было ответить на рукопожатие, но, посмотрев на свою красную, грязную ладонь, от которой, наверное, всё ещё разило блевотиной, передумала и сунула руку обратно в карман.


«Да, это я. Анастасия Викторовна Кулакова», -- со спокойным достоинством произнесла Настя, но в душе возликовала тому, что богиня её узнала.


«И я», -- ответила женщина, и её красивое, породистое лицо вдруг стало таким печальным, таким непередаваемо грустным, что Насте сильно-сильно захотелось заплакать, но она сдержалась. 


«Не понимаю», -- сказала Настя, и всё-таки заплакала.


«Я -- та, кем ты могла бы стать. Вчера был последний день твоей жизни, Настя. Ты умерла в 23:35 по Москве от инсульта. Добро пожаловать в ад».

Все персонажи являются вымышленными, и любое совпадение с реально живущими или жившими людьми случайно.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх